Дробинин Андрей Владимирович

Родился Андрей Владимирович 21 июня 1961 года в посёлке Лабытнанги Тюменской области (город с 1975 года). Детство прошло в окружении многочисленных любящих родственников, дядей, тётушек, бабушек и дедушек, братьев и сестёр.

Маленький посёлок только-только начинал строиться: деревянные одноэтажные дома (двухэтажными были лишь школа и клуб лесобазы), грунтовые дороги, колючая проволока промзон и паровозные свистки. По улицам водили длинные колонны заключённых, сопровождаемые вооружёнными солдатами с овчарками. Зеков водили на строительство домов прямо через весь посёлок. Лагерь располагался и располагается до сих пор в районе «Востока», на высоком берегу реки Выл-Посл.

 Посёлок заметали зимние бураны, а коммунальное хозяйство было не развито, дорожной техники и вовсе не было. Лесобаза выпускала на линию бульдозеры, которые расчищали дороги, а дворы и тротуары возле домов жители чистили сами: лопаты и метлы имелись в каждом доме.

 Как и все поселковые дети, Андрей ходил в лесобазовский детский сад «Ромашка». Ходил самостоятельно, поскольку садик находился прямо на задворках дома, за его оградой, а заведующей была его родная тётушка.

 Свежие овощи и фрукты для жителей посёлка были доступны лишь осенью, после их завоза. Их покупали в ОРСовских магазинах или везли из отпуска, в решётчатых высоких ящиках. С первым же сигналом, поданным знакомой продавщицей, весь посёлок выстраивался в очереди перед продуктовыми магазинами. Закупали мешками и ящиками. Дыни, арбузы, яблоки, груши. Редкий фрукт апельсин видели только в новогодние праздники в виде новогодних подарков. Дед с отцом закупали мешок капусты на засолку, несколько мешков картошки. Каждую осень заготавливали бочку капусты на зиму, которая кормила всю семью до следующей весны. Дети ходили в тундру, собирали грибы-ягоды. Практически с раннего детства взрослые брали их с собой на рыбалку, охоту. А уже класса с пятого-шестого Андрей с братом стал самостоятельно ходить и на рыбалку, и на охоту с ружьём-одностволкой.

 В первый класс Андрей пошёл в 1968 году в Лабытнангскую среднюю школу № 1. Он не знал, как выглядит асфальт и что такое троллейбус, но зато умел добывать и разделывать рыбу и дичь, готовить их. Знал, как не заблудиться и выжить в тундре. И ещё мальчик хотел учиться.

 «Школа – хорошее время, я до сих пор с удовольствием вспоминаю о тех временах. А с одноклассниками и учителями (кто ещё жив) мы дружим до сих пор, встречаемся, общаемся. К сожалению, здание школы не сохранилось, весь школьный городок (а это было несколько корпусов) снесли несколько лет назад и построили на этом месте новый жилой микрорайон, а через то место, где стояла наша школа, теперь проходит автострада. Но оканчивал я другую школу. В 1977 году открылась новая, только что построенная школа № 3, куда перешла часть учителей и учеников из старой школы. Там оказался и я».

Первые сочинения Андрей написал в детстве. Это, к восторгу родственников, были какие-то стихи. Последние эксперименты относятся уже к армейским дням. По признанию автора, по большей части, всё это графоманство и дилетантство, но некоторые вещи, появившиеся после того, как он начал серьёзно читать и изучать поэзию, и сегодня ему нравятся, хотя их недостатки явно видны. И сегодня у Андрей Дробинина иногда спонтанно появляются какие-то поэтические произведения, но он их нигде не публикует. Школьные сочинения же он всегда любил писать и годам к девяти-десяти перешёл на более серьёзные вещи. Посмотрев какой-то телевизионный спектакль, под его впечатлением написал целую пьесу, причём с детективным приключенческим сюжетом. Потом были попытки сочинять фантастические рассказы, но первые публикации в СМИ появились лишь в 90-х годах прошлого века, когда стал работать в прокуратуре.

 Как рассказывает Андрей Владимирович, «веяния времени и новости культуры дошли и до нашей глубинки». В домах появились телевизоры, чёрно-белые в основном. Цветные были ещё редкостью. По примеру появившегося в городе и сразу ставшего сверхпопулярным вокально-инструментального ансамбля «Иванушки», в школе появился свой вокально-инструментальный ансамбль. «Мы увлекались появившейся тогда рок-музыкой, искали записи, делились ими. Слушали тайком и записывали радиопрограммы Севы Новгородцева на Лондонском БиБиСи. Мой младший брат даже написал письмо Севе. К нашему немалому изумлению, письмо дошло. Более того, Новгородцев прислал ответ. Письмо из Лондона произвело фурор в школе. По штемпелям на конверте мы вычислили, что письмо шло из Лондона до Лабытнаног всего десять дней. Это впечатляло».

Тогда же, в начале 70-х годов прошлого века, возник интерес к Высоцкому, который сопровождает Андрея Дробинина всю жизнь.

В 1978 году Андрей окончил среднюю школу № 3. «У нас был весёлый выпускной вечер в Доме культуры «30 лет Победы», после которого мы, уже под утро, пошли пешком по дамбе на Обь, где в это время шёл ледоход, делились друг с другом своими планами. У кого-то из девочек был воздушный шар, и каждый написал на нём желание – кем хочет стать. Я написал: «Хочу стать Шерлоком Холмсом». В общем сбылось.

 Мы так были уверены, что всё у нас сбудется и все поступим туда, куда хотим, что на следующий день всем выпуском поехали в Салехард, в горком комсомола и все сразу снялись с комсомольского учёта, получив на руки учётные карточки. Но поступить в этом году в университет у меня не получилось. Я пытался сдать экзамены в Тюменский госуниверситет на историко-филологический факультет. Экзамены сдал, но по конкурсу не прошёл. Сильно не огорчился, решил попробовать на следующий год, а пока пошёл осваивать рабочую специальность. Тётушка моя Тамара Андреевна Шаншина к тому времени переехала с семьёй в город Ковров Владимирской области, работала заведующей детским садом Ковровского механического завода и пригласила меня. Так я оказался в Коврове. Пошёл работать сначала учеником токаря, а затем токарем 3-го разряда на Ковровский механический завод – оборонное предприятие. Именно там появилось и созрело желание стать юристом. Но первая же попытка поступить на юридический факультет оказалась неудачной, у меня даже не приняли документы – не хватало трудового стажа. Юридические вузы в то время были номенклатурными учебными заведениями, где требовались наличие (особенно для заочников) трудового стажа и членство в партии или комсомоле, а также для юношей – служба в армии. Но оборонный завод давал бронь – отсрочку от армии, и я пропустил свой год призыва. Поэтому в январе 1980 года вернулся в Лабытнанги, уже имея рабочую специальность. Так как до весеннего призыва было ещё полгода, я пошёл работать по специальности, в ЭСУ-5 (экспериментальное строительное управление) треста Союзгазспецстрой. Управление занималось строительством газопроводов».

 В мае 1980 года Андрея призвали в армию. Служил в Хабаровске, связистом. После службы в Вооруженных Силах СССР в мае 1982 года вернулся в Лабытнанги, снова пошёл работать в ЭСУ-5 токарем, принимал участие в строительстве газопровода «Уренгой – Помары – Ужгород». Тогда же стал активно участвовать в увлекшей его комсомольской работе. К тому времени комсомол стал менее идеологизированным и более нацеленным на организаторскую, патриотическую и досуговую работу среди молодёжи. В 1983 году стал делегатом комсомольской окружной конференции, после которой был направлен на месяц на учёбу в Сургутскую зональную школу комсомольского актива.

 Работу в комсомоле продолжил и после поступления на службу в органы внутренних дел. В феврале 1984 года, намереваясь в дальнейшем получить юридическое образование, Андрей Владимирович пошёл работать в милицию. Служил в Лабытнангском ГОВД (городском отделе внутренних дел), сначала в должности милиционера патрульно-постовой службы (ППС), затем дознавателем. В этом же году поступил на заочное отделение Свердловского юридического института имени Р. А. Руденко, который успешно окончил в 1989 году. Несколько лет возглавлял объединённую комсомольскую организацию городских суда, прокуратуры и милиции, был членом Лабытнангского объединённого комитета ВЛКСМ. С созданием Лабытнангского горкома ВЛКСМ избран членом бюро Лабытнангского горкома комсомола, комиссаром городского ОКОДа (оперативного комсомольского отряда дружинников).

 По окончании института в августе 1989 года уволился из органов внутренних дел и перешёл на работу в органы прокуратуры Ямало-Ненецкого автономного округа, где проработал почти двадцать лет (по октябрь 2008 года) в должностях следователя, помощника прокурора, старшего помощника прокурора Ямало-Ненецкого автономного округа. Имеет классный чин «старший советник юстиции».

 В октябре 2008 года уволился из прокуратуры на пенсию по выслуге лет.

 В настоящее время Андрей Дробинин работает в государственном казённом учреждении «Дирекция дорожного хозяйства Ямало-Ненецкого автономного округа» в должности начальника отдела правового и кадрового обеспечения. Кроме того, занимается преподавательской, научной и журналистской деятельностью. Является преподавателем юридического факультета в Салехардском филиале Уральского института коммерции и права.

 Занимается общественной работой: является председателем Общественного Совета следственного управления Следственного Комитета России по Ямало-Ненецкому автономному округу, членом Общественного Совета департамента имущественных отношений Ямало-Ненецкого автономного округа, членом Общественного Совета департамента жилищного надзора Ямало-Ненецкого автономного округа, членом Совета ветеранов прокуратуры Ямала, членом регионального отделения Всероссийской Ассоциации юристов, членом Всероссийского Союза ветеранов следствия.

 С 1996 года является членом Союза журналистов Ямала и России, членом Союза литераторов Ямала. Автор двух книг, более 70-ти публицистических и научных работ, участник нескольких межавторских сборников.

 Кроме того, является официальным представителем Законодательного Собрания Ямало-Ненецкого автономного округа в Адвокатской палате Ямало-Ненецкого автономного округа, членом аттестационной комиссии и комиссии по конфликту интересов в УВД Ямало-Ненецкого автономного округа, членом Общественного Совета и членом аттестационной комиссии в Управлении Службы судебных приставов РФ по Ямало-Ненецкому автономному округу.


Вернуться к списку авторов